Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Ганди

Освоение степной целины в 19 веке

Новоузенский уезд относительно недавно был золотым местом для переселения. Еще до сих пор жители уезда помнят свой Тамбов, свою Калугу, Тулу, Орел и т. д. В этом смысле уезд может быть учителем наших дней, учителем того, как не нужно переселять. Двигался народ на широкую пашню, на девственную ниву бесконечной степи; становился хуторами, поселками; нигде нет преграды, нигде нет запрета — где хочешь паши, сей; по 5 к. за десятину плата была. Пришлые рабочие руки плыли и шли без удержа, но закон редкому позволил остаться тут хозяином. Из тысячи десяток укоренился обладателем степи, 900 работали у него. Колонист русский и немец одинаково обращались в господ и, загребая жар чужими руками, засевали сотни десятин на душу. Пришлые вспашут, скосят и уйдут. Урожай — хлеба девать некуда; продают за бесценок, потому что население редко, потребление местное ничтожно, расстояния длинны, провоз дорог. Неурожай — пришлые с голода помирают, местные жители пособия просят. Земли, вспаханные чужими руками в необъятном количестве, не знают ни хорошего плуга, ни доброй работы. Некогда заняться ими; чужие руки дороги — скорей, скорей, да побольше десятин — вот был и есть девиз местного земледелия. Народ попал на эту ширь из тесноты; из ржаной бедности прямо в пшеничный рай. Бросьте же в него камнем за то, что он не берег землю, живо истощил свой богатый надел, превратив его в негодный песок, и не смекнул о завтрашних порядках. А порядки эти вот какие настали. Сегодня везде земля задаром раздавалась; мужик и конца не видел новям. Не велика беда, рассуждал он, что здесь истощу почву — на жизнь хватит и внукам останется — по 5 к. можно платить. И вдруг нескончаемая казенная новь стала делиться. Десятки, сотни тысяч, миллионы десятин ее отошли в частное, пожалованное владение. Окружили эти владения мужика; казна стала бедна землей и начала отдавать ее с торгов. Сунется мужик с своего уже никуда не годного, хотя и обширного надела вправо — частный владелец; влево — казенный арендатор-купец. Таким-то манером ценность земли выросла в иных местах ровно в сто и двести раз. Мужик из господина обратился в фермера. Надел не родит; абсолютно, безвыходно необходимо для мужика снимать чужую землю. Частные владельцы и арендаторы целыми государствами распоряжаются, по количеству находящихся в их власти десятин. Кому заботиться об этакой громадине? Частные владельцы даже не видели ни разу своих даровоприобретенных королевств, арендаторы через 6—10 лет должны возвратить чужую землю. У тех и других в мыслях одна дума: «Как бы побольше сегодня получить». Чтоб мужик дороже дал, ему новь да новь преподносят, все лучшие места отдают без отдыха в аренду… Истощилась живо и у них земля. Были леса крестьянские и казенные, были ручьи, были реки. Мужицкая нужда тотчас вырубила общественные; три четверти казенных лесов исчезли еще живее на пожалованных королевствах. Жгучее степное солнце воспользовалось неурядицей и отняло у степи ручьи и реки, превратив их то в солончак, то в чахлое болото. Степной ветер сослужил и свою службу: не задерживаемый ни деревом, ни крепостью исчезнувшей девственной почвы, сталь он подымать столпом песок и покрыл им нивы, луга и села… Вот хоть бы с. Дьяково. Еще не старые в нем люди помнят кругом леса осиновые, березовые и дубовые, в которых водились дикие яблони, ежевика, костяника и черемуха, из зверей — лось, зебр и лисица, из птиц — тетерев и куропатка. А теперь? О, теперь шагом едешь и шагом выезжаешь из Дьякова по глубоко песчаной дороге, среди голых бугров и котловин передвижного песку… Азартная игра землей продолжается, и чем меньше осталось неистощенного природного капитала, тем азартнее игра и все больше и больше творит она несчастных банкометов. Выше и выше гонят цену на землю арендаторы и владельцы; круче и круче попадается мужик в риск и долги; все меньше и меньше у него остается и от великих урожаев; нет у него денег для доброй рабочей наемной силы; нанимает он ее и велит: «Родимые, хоть кое-как, да скорее, побольше засейте, потому что я столько заплатил, столько задолжал, что если Бог не пошлет урожая на сорока десятинах на душу, то и кормиться будет нечем!»

...на великом просторе, на полуобитаемом пустыре степей мужику-земледельцу тесно. Небо шлет жару и не дает дождя; плохой урожай ростит долг; долги и недавние обильные жатвы толкают мужика засевать больше и больше; безденежье уменьшает мужицкие средства и скот; без капитала и с малым количеством скота работа становится все хуже и хуже; неоплатный долг прежних лет, долг по казенным ссудам и частному кредиту отнимает у крестьянина всякий критерий деньгам и ценам — он охотно, хотя и невольно, соглашается увеличить до безобразия плату за арендуемые им земли…
Вот где наглядное доказательство, чего здесь требует земля: у Дегтярева три десятины, заливаемые весной водами Еруслана. Вода на этой ниве постояла только недельку; пахал он ее по общемужицкому способу, называемому «допотопным»; стояла эта нива, как и вся самарская степь, под тем же бездождным небом, жгучим солнцем и горячим ветром, но влага внутри спасла пашню: каждая десятина в этот неурожайный год дала до семидесяти пудов прекрасного зерна! Ключ найден и ларчик открылся: нужна не поливка, нужна для почвы внутренняя влага, чтоб противостоять засухам. Будем искать еще подтверждения разгадке.
— Прежде, — рассказывают старожилы, — киргизы тут везде запруды делали; до сих пор остатки их работ кой-где видны…
«Запруд» — это вал, загораживающий сток весенних вод и собирающий их в широко разливающийся бассейн. Местность, степь, как я рассказывал выше, вполне благоприятствует этим работам. Отлогие холмы, широкие долины — сама природа указывает: «Тут загороди, не давай уходить воде…»
— Нет ли и теперь где-нибудь таких запруд?
— Есть, — отвечают, — две-три…
Лучшая запруда устроена крупным местным землевладельцем Чингиз-Ханом. Он не жалел ни труда, ни денег. Киргизский князь явился учителем цивилизаторов, а соседние с его землей волости пугались, смотря на его работы: «Потопит он нас!» Но вот ханская запруда готова. Как ни бесснежна зима, но в весенние месяцы собираются воды, заливают луга, пашни и нивы хана, достается чуточка их и на долю соседних крестьян. Кругом нет сена, а у них и у хана трава каждый год на загляденье — и густа, и мягка, и высока. Кругом полный неурожай, у хана запасы хлеба неистощимы.
— Нет ли еще где такого примера?
В с. Савинках да в слободе Малые Узени тоже есть кой-какие запруды, и тоже не знают они, что такое бескормица для великих помощников крестьянина — коня, коровы и овцы.

Донельзя странен вид сел на голодной территории. Словно тут был неприятель и только что ушел, разорив, обезлюдив село, отняв у его жителей всякую работу. Вот ряд домов с остовом балок вместо крыши; солома снята и давно скормлена скоту. Вот полуразобранный плетневый забор — его сожгли за недостатком кизяка: голодный скот мало давал топлива в прошлую холодную зиму. Вот там и тут хаты с затворенными и заколоченными перекладиной ставнями. У иных приступок под окнами кем-то разобран и земля сочится из него, как внутренности из раны… Это избы тех несчастных-счастливцев, которые успели бежать на чужую сторону от голода на родине. Вон на площадке среди изб палая лошадь; ее рвет и ест целая стая псов. «Собаки-то нонеча тоже голодают — пусть подкрепятся маленько», — рассуждает село и не убирает падаль. У домов в уголке тени сидят по два, по три мужика; сидят, лениво протянув ноги — работать нечего; кой-где на завалинках бабы с малыми ребятами на руках — прясть нечего. Вон и кабак; двери настежь; упитое лицо целовальника на крыльце; видно, и у него нет ни гостей, ни торговли. Эти забитые и заколоченные хаты, эти разобранные крыши, безделье мужика, пустота на улицах и ни звука, ни звука во всем громадном селе — производят впечатление до такой степени тяжелое, что не забыть его, кажется, никогда!


А. Н. Молчанов. По России. — СПб., 1884
Источник

Я вижу следующие причины неудач:
1. Переселялись скорее всего те, у кого дела в средней полосе шли не очень.
2. Без дерева (строительный материал, топливо, элемент ландшафта) очень трудно. Сложно сказать, что важнее: лес или земля.
3. Бизнес с оборотом денег в условиях скачущих цен (на зерно, землю, скот, топливо, рабочие руки) рискован. Прибавить к этому рискованность самого земледелия, и получаем гарантированное прогорание. Здесь хорошо себя чувствуют только игроки на разнице цен (купцы, кулаки). В средней полосе стабильность выше, но и возможностей меньше (меньше земли, она менее плодородная, хлеб дорог, скот дёшев, в миру всегда прокормишься).
Ганди

А вы замечали, что эмоциональная реакция на разного рода "бесчеловечные зверства"

у советских людей всегда очень бурная: возмущение, праведный гнев, "да как так можно", "это не люди", етс.
Хотя именно они среди этих зверств живут.
И напротив, у жителей золотого миллиарда, никаких трупов штабелями в гостиной не кантовавших, реакция на геноциды в бантустанах (включая тот же СССР) намного более спокойная.
Это в своё время больше всего поразило Солженицына: он считал, что западные люди ужаснутся, а они вобщем-то что-то подобное и ожидали от этих морлоков.
Ганди

Налоги для единоличников в СССР

1933 год. Хозяйство "лишенца" облагают индивидуальным налогом. ЕСХН (Единый сельскохозяйственный налог) он уже уплатил — 103.90, исходя из размеров его пашни, количества КРС и т.д. То есть доход его был рублей триста.
Но, как "лишенцу", ему сначала включают кратный коэффициент при подсчёте дохода. Лошадь теперь "стоит" не 16 рублей, а 32, овца не два рубля, а четыре, гектар луга не 10 рублей, а 20, и так далее. Плюс добавляют доход от временной мельнички, с которой он на самом деле доход не имел (молол для себя), охоту и.д.
Годовой доход получился 2119 рублей. Запомним эту цифру. Сельхозналог с этого дохода — 840 руб. Но это ещё не всё.

На получившийся, уже восьмикратный, налог ему включают ещё одну кратку.
Самообложение 1680 (т.е. 840*2)
Единовременный налог 3360 (840*4)
Культурный сбор 1680 (840*2)
И, до кучи, 112 рублей страховых обязательств по индивидуальному налогу.
И получается 7672 рубля налога.
С посчитанного дохода в 2119 рублей (а на самом деле его доход по ЕСХН был вообще примерно 300 рублей).
Дальше всё просто. Либо крестьянин распродаёт хозяйство, чтобы уплатить налог (и то вряд ли хватит) — и хозяйства больше нет. Или он налог не выплачивает, и имущество конфискуют (могут ещё и выслать его вместе с семьёй). Либо он бросает всё к чёртовой матери и бежит с семьёй куда-нибудь на другой конец страны.
В любом случае он лишается имущества и терпит лишения.
Так вот, это Закон о реабилитации не считает репрессией (как и лишение избирательных прав, кстати). Если бы хозяйство просто экспроприировали, тогда да. А если изъяли за долги — то нет. Хотя очевидно, что это самая что ни на есть политическая репрессия: власть решает политическую задачу, выдавливая единоличника из села. Действует якобы экономическими методами, но очевидно, что эти "экономические" методы — самые что ни есть политические и репрессивные.
Я видел тысячи таких листков. Каждый из них — ограбленная семья и сломанные судьбы, Но государство до сих пор считает этих людей преступниками, не уплатившими налоги.
Енисейский районный архив, ф. Р-162/Р-2, оп.4,д. 158


Источник
Ганди

Иконы для попрания



Фуми-э (яп. фуми «наступать» + э «изображение») — изображения Иисуса Христа и Девы Марии, использовавшиеся религиозными властями сёгуната Токугава для выявления тайных христиан. Подозреваемому предлагалось наступить на такое изображение, чтобы доказать, что он не является христианином. Использование фуми-э началось во время преследования христиан в Нагасаки в 1629 году.
Частично от них отказались после открытия Японии в 1856 году (в тех портах, куда получили доступ иностранные суда), но на остальной территории страны фуми-э продолжали использоваться вплоть до периода Мэйдзи, когда запрет на исповедание христианства был окончательно отменён в 1873 году.


Образы, которые содержатся в специально сделанном ящичке, отлиты из латуни и составляют примерно фут в длину. Их попрание происходит следующим образом: после того, как совет следователей усаживается на циновку, все обитатели дома, большие и маленькие, вместе с живущими тут же семьями должны собраться в большом покое. Покрытые бронзой фигуры лежат на голом полу; назначенный для проведения э-фуми писец раскрывает свою книгу и зачитывает все имена; каждый, чье имя прочтено, подходит и проходит по изображению или наступает на него.
(Энгельберт Кемпфер, работавший в Дэдзиме врачом в 1690-1691)
Ганди

Газеты и туалетная бумага

Совершенно гениальная догадка меня поразила (я эту мысль точно ни у кого не слышал). Как известно, в СССР подтирались газетами, потому что наблюдался дефицит туалетной бумаги. Но ведь дефицит туалетной бумаги при плановой экономике легче всего объяснить огромными тиражами газет, которые население обязано (!) было выписывать. По сути советская власть решила: зачем продавать чистую бумагу, пусть покупают бумагу с агитацией. Конечно, выпустить агитацию на туалетной бумаге они не могли, но по сути они именно это и сделали.
Ганди

Рассказывая о модернизации Японии в 19-20 веке,

пишут о каких-то самураях, реформах, императоре, школах, западных технологиях, етс.
Я вообще ничего не знаю об истории Японии, но мне очевидно, что её успех связан исключительно с развитием бизнеса. Думаю, что они просто первыми навострились покупать европейское оборудование и производить продукцию для колоссального восточноазиатского рынка сбыта, выигрывая конкуренцию с Европой и Америкой из-за логистики. И что продвижение России на Восток их волновало именно с этих позиций. На этой торговле они заработали кучу денег, на которые и покупали все свои броненосцы. Но во внешнеполитической игре они закономерно стали проигрывать европейским державам, которые неуклонно вытесняли их с рынков сбыта.
Ганди

Противомонгольское иго

Вполне выполнимые рецепты русским князьям (пред)монгольского периода итогам интересного обсуждения :

1. Строить каменные замки
2. Организованно мигрировать на северо-запад (средняя температура там даже выше, световой день длиннее, в лесах полно грибов, ягод и дичи)
3. Ставить на реках сигнальные башни с кострами, чтобы иметь фору в пару дней при приближении монголов и знать, где они находятся. На тех же реках вмораживать в лёд доски с колышками, чтобы лошади ломали ноги, для замедления противника.
4. Не ввязываться в битвы. Но по мере укрепления можно участвовать в монгольских усобицах.
5. Хранить сено и зерно рассредоточенно и подальше от деревни. Дома покидая, засыпать песком/землёй/снегом (чтобы не спалили).
6. Не допускать пленения (информация, проводники, хашар).
7. Палить степь.

UPD 14.03.2021
8. Догадаться, что монгольские послы приходят не просто так, это и проверка реакции на оскорбительное письмо (заставить собрать войско и выступить против оскорбителя), и разведка, но и возможность запудрить послам мозги разными фокусами.
9. Фридрих Второй потроллил хана в ответном послании, велел всё продовольствие спрятать в замки, гарнизонам в прямые боестолкновения не вступать, и уехал воевать в Италию - линия исключительно мудрая со всех сторон. Если бы монголы осадили или даже взяли какие-то замки, это была бы лишь потеря замков, но не гибель армии и не гибель короля. При этом армия во главе с королём не блокирована и сохраняет свободу действий. При этом внимательно следил за монголами (ему доносили, что монголы облачились в захваченные у венгров доспехи). Венгерского же короля Белу Четвертого выманили на битву с монголами и разбили. Но далее интересно: король бежит до Адриатики, преследуемый монголами, и ищет политические способы решения проблемы (предлагает признать сюзеренитет Фридриха в обмен на помощь, но Фридрих не помогает). Когда монголы ушли, король возвращается, строит крепости и каменные стены вокруг городов
Учтя уроки оккупации, он начал предоставлять поместья своим сторонникам, но одновременно требовал от них укреплять крепости на полученных землях, чтобы они могли сопротивляться завоевателям. Он также взялся за укрепление крупных городов, распорядившись построить вокруг них каменные стены. "За 4 года он почти совершенно сгладил следы произведённых монголами опустошений, за что и получил прозвище «второго основателя Венгрии».
10. Обеспечив хорошую защиту, можно приступать к нападению. Монголов в чистом поле победить сложно (хотя вполне возможно, что продемонстрировали булгары ещё до похода на Русь). Но слабое место орды - хан. С его смертью начинаются смуты, интриги, усобицы. Значит надо засылать к хану сперва послов (посмотреть, изучить обстановку), а затем каких-нибудь асасинов. Лучше всего при этом вступить в сговор с каким-нибудь младшим ханом, который даст информацию о политических раскладах, обеспечит прикрытие.

Любопытно, что славяне уже имели опыт ига от тех же самых монголо-татар, которое закончилось в историческую эпоху и попало даже в русские летописи (Аварский каганат 6-9 век). И здесь сплошное дежавю: кочевники с теми же составными луками и требюше, хашар, дань, глобальный налог кровью (войско авар состояло в основном из славян). Авар разбил Карл Великий - то есть возможность противостоять кочевникам была и тогда несмотря на всю их скорость, дальнобойные луки, осадные орудия, етс. И никаких выводов славяне не сделали, снова угодив в ту же самую яму. Хотя на этот раз у них была под властью крупнейшая страна Европы, огромные финансовые возможности (контроль торгового пути из варяг в греки), децентрализация (возможность самостоятельных действий отдельных князей).

UPD 11.04.2021
Советские патриоты мне писали, что мест для замков в России нет, и камня тоже нет (почему-то именно советским патриотам нестерпима мысль, что монголам можно было успешно противостоять). Мест для укреплений полно. Другой вопрос, что русские пытались укреплять сразу целый город - задача намного более сложная и сопряжённая со значительными рисками. Понятно, что добро бросать на разграбление жалко, но если остаться в живых, наживёшь ещё дважды столько. На фото скалы на берегу Дона.



UPD 04.05.2021
Русские окружали стенами сразу целый город. Это и дорого, и бОльшая протяжённость стен требует больший гарнизон для обороны. Каменный замок меньше, дешевле, эффективнее. Но и "невыгодные" земляные стены можно было эффектно использовать. Для этого нужно было запустить монголов внутрь города, а потом перекрыть входные ворота и устроить на улицах баррикады из брёвен, ограничивавшие мобильность конницы. Потеряв мобильность, запертые в узком пространстве, монголы были бы истреблены.
Ганди

Глубинное непонимание белогвардейцами окружающей их действительности находило отражение и в краях,

куда они эмигрировали. Никто не уехал в Финляндию, Прибалтику (хотя казалось бы, вот вам бывшие имперские провинции, где даже нет собственной элиты кроме шведов и остзейцев), вообще Северную Европу или Америку.
Зато во множестве поехали во Францию (дореволюционную мекку туризма), в славянские страны, в Константинополь, который хотели захватить, а в итоге там нищенствовали - и этот живой урок не был воспринят.
Они любили Россию больше всего на свете, и пришлось уничтожить Россию, чтобы объяснить им их глубинную неправоту.