Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Ганди

Воспоминания Абрамовича (часть вторая)

Оппозиция

(конец 20-х) В Плехановском институте была очень крепкая в идейном отношении и мощная количественно оппозиционная группировка. Входило в нее человек 200-250, среди которых были студенты всех трех факультетов - экономического, технологического и электротехнического. Мы вели активную оппозиционную деятельность не только внутри института, но и в заводских ячейках Замоскворецкого района, разъясняя рабочим-партийцам суть разногласий между большинством и оппозицией.
...Все мы, оппозиционная молодежь, как всякая молодежь, на дружеских встречах и вечеринках любили петь. После революции и в начале двадцатых годов мы пели преимущественно старые революционные и военные песни. Теперь, в годы внутрипартийной борьбы, у нас появились свои самодеятельные поэты, сочинявшие песни, направленные против бюрократизма и карьеризма, против сползания руководства партии на позиции национализма и автократии, переделывали соответствующим образом популярные песни, писали тексты на известные арии. Так к распевавшейся всюду песне "Кирпичики" кто-то из оппозиционеров приделал новый конец:
...Стал директором, управляющим
На заводе товарищ Семен.
Бюрократом стал, прижимающим,
Не глядит на рабочего он.

(1932) На заводе "Амо" в связи с распространением оппозиционных листовок было арестовано около ста человек. Несколько десятков рабочих арестовали и на нашем заводе, и на заводе "Калибр", и на Балтийском заводе в Ленинграде. Накануне 7 ноября 1932 года на фасаде Московского тормозного завода был вывешен портрет Сталина. К утру он превратился в портрет Троцкого. Последовали, конечно, аресты.
Стал применяться метод провокации. На совещаниях, обсуждавших проблемы индустриализации, в которых участвовал обычно узкий круг работников, председательствующий предлагал высказываться "с полной откровенностью". После таких откровенных выступлений проводилось расследование с целью выявить, кто поддерживает выступивших на совещании "еретиков". А затем арестовывали и выступавших, и тех, кто их поддерживал. Говорили, что именно так произошло со Смилгой: в очень тесном и архиответственном кругу, на совещании под председательством Сталина он выступил с критикой крестьянской, сельскохозяйственной политики Сталина...


Сексоты в оппозиции

Среди оппозиционеров были люди, ранее работавшие органах ВЧК-ОГПУ и изгнанные из них в 1926-27 гг. Были и такие, кто скрывал свою принадлежность к оппозиции и продолжал работать в аппарате ГПУ, тайно помогая нам. Бывшие чекисты рассказали нам, что для узкого круга своих ответственных работников ГПУ издало ряд книг, обобщающих опыт проникновения агентов в партии кадетов, меньшевиков, эсеров, монархистов и в ряды церковников. Они рассказывали, что деятельность всех партий, действовавших в СССР подпольно, парализовалась большим количеством агентов ЧК. Доходило до того, что из каждых трех подпольщиков один-два были агентами - завербованными или подосланными.

А. А. Иоффе

В 1927 году он покончил жизнь самоубийством, не желая, как он писал в своем предсмертном письме, жить, не будучи в состоянии бороться, как подобает революционеру. Он писал еще, что у него нет средств, чтобы оплатить уход за собой, чтобы сделать свое существование ни для кого не обременительным. Он мог бы, писал Иоффе, получить такие средства от продажи своих мемуаров западным издательствам, если бы не запрет партии. В своем предсмертном письме А.А.Иоффе не только разрешал Троцкому редактировать его письмо, если некоторые его формулировки окажутся не созвучными политическим задачам оппозиции, но даже просил Троцкого исключить из него все то, что ему покажется лишним, или добавить то, что он найдет нужным.

Внезапность коллективизации

Сталин в первые годы после смерти Ленина, с 1924 по 1928 годы, стоял на почве поощрения индивидуального крестьянства и был решительно против форсирования коллективизации вплоть до XV съезда партии. Переход от одной линии к другой был совершен им стремительно. После того, как зажиточное крестьянство сократило продажу хлеба государству и тем самым стало ограничивать его экономическую власть, Сталин на другой день после XV съезда (где он, вместе с Молотовым, громил оппозицию за ее предложение ограничить эксплуататорские тенденции кулака) стал проводить экстраординарные меры против зажиточных слоев деревни, а вскоре осуществил ликвидацию кулачества как класса.
В феврале 1928 года, т.е. меньше чем через два месяца после окончания съезда, Политбюро уже вводит экстраординарные меры по обложению сверхналогом не 10, а 15% населения деревни и повышает оптовые цены на промышленные товары в размере значительно большем, чем предлагала оппозиция.


Промышленность

(1932) Государственный подшипниковый завод был построен по проекту итальянской фирмы "Рив", а оборудование для него по советским заказам выполняли многие фирмы Италии, США, Англии, Германии и других стран. В шлифовальном цехе 1200 шлифовальных и полировальных станков и другого заграничного оборудования. На заводе, в частности, в шлифовальном цехе, в ту пору работало большое количество иностранных шеф-монтеров и других специалистов от фирм-поставщиков. В первый год эксплуатации ГПЗ не выполнил плана производства из-за громадного брака колец, шариков, роликов и сепараторов. Значительная часть выпускаемой продукции не укладывалась в установленные техническими условиями допуски. Работал же 1-й ГПЗ в основном на импортной шведской стали. Выручил нас инженер Шуберт, имевший в США свой небольшой завод. Шуберту всего один день пришлось поработать со штангенциркулем, на следующий день он объяснил, как, при очень небольших усилиях, можно превратить горы забракованной продукции во вполне доброкачественные детали. Брак с 35-40% снизился до 2-3%.


Убийство Кирова

(1934) На XVII съезде, когда все оппозиции были уже уничтожены, Сталин внезапно столкнулся со скрытой оппозицией. Оказалось, что при выборах в ЦК он получил меньше голосов, чем любой другой член ЦК, и прошел только потому, что в списки для голосования включили ровно столько человек, сколько намечалось избрать. Именно поэтому на пленарном заседании съезда, в отличие от всех предшествующих съездов, не сообщалось количество голосов, поданных за того или иного кандидата. Примечательно также, что наибольшее количество голосов было подано за Кирова.
(1935) Начальник Ленинградского ГПУ Медведь, снятый с должности после убийства Кирова, рассказал брату Виктору, что Николаева, выслеживавшего Кирова, дважды арестовывали по приказу Медведя и дважды освобождали по прямому приказу Ягоды, который, в конце концов, приказал прекратить всякое наблюдение за Николаевым и вернуть отобранный у него револьвер. И хотя Ягода на процессе "право-троцкистского блока" фактически признался в этом, он не сказал одного: что это было сделано по приказу Сталина.


Тяжело отходить от кормушки

Придя на работу, я увидел на своем столе выписку из приказа: "За антисоветскую троцкистскую деятельность зам. начальника планового отдела УКСа Абрамовича и старшего экономиста Бригиса с завода уволить..." С той минуты, как я ознакомился с приказом, до отхода поезда на Одессу прошло не больше 3,5-4-х часов. Но я рвался в Москву, в Наркомтяжпром, чтобы обжаловать решение директора завода. И мы с Бригисом поехали в Москву. Здесь мы узнали об аресте И.Т.Смилги и других оппозиционеров. Казалось, самое время вернуться в Одессу и затаиться. Но мы с Арвидом все же решили добиваться в Наркомтяжпроме работы. Нам с Бригисом предложили на выбор две работы, обе - начальниками плановых отделов: одному - на Губахинский коксохимический завод, другому - на рудник Темир-Тау. На Губахе 15 февраля 1936 года я явился к директору завода Дмитриеву, а уже 2 апреля меня арестовали.

Верующие

(1936) Среди нас оказался один иеромонах, человек весьма образованный и интересный, который но нашей просьбе прочитал в камере курс лекций по истории Греции, Рима и Византии. Осудили его за то, что на заседании Высшего церковного совета он предложил выдвинуть на выборах в Верховный совет СССР кандидатуру церковного деятеля.

Воркутлаг. Туфта.

Если мы составим нормы на лесоповал в точном соответствии с едиными республиканскими нормами (даже со всеми законными поправками), все равно основная масса заключенных эти нормы все равно выполнить не сможет. В лагерной практике часто туфтили на объемах выполненных работ. Но это было очень рискованно: ежегодно по окончании работ выявлялась недостача леса, за что десятники и начальники лагпунктов привлекались к ответственности.
Наиболее безопасной представлялась мне туфта на вывозке леса. Ибо официальных норм на вывозку леса людьми не существует и существовать не может: выработать эти нормы должен был я. Проверить реально расстояние, на которое в каждом данном случае вывозился заготовленный лес на катище, можно только в тот момент, когда происходит вывозка: потом дороги заметает снегом, и никто уже нас проверить не сможет - в актах, которыми мы обязаны оформлять вывозку, мы укажем такие расстояния, которые необходимы, чтобы сделать нормы выполнимыми.
Именно поэтому я предложил объединить нормы на заготовку и вывозку леса в одну комплексную норму, рассчитанную на звено в 3 человека. Комплексная норма включала в себя весь объем лесозаготовительных работ: валку деревьев, обрубку и сжигание сучьев, разделку хлыстов, трелевку их к дороге и вывозку на катище. Это давало возможность безопасно завышать в актах расстояния.
Я пришел к Ретюнину с докладом о разработанных мной нормах. Разговор шел с глазу на глаз. Я прямо изложил ему свои соображения: что без туфты не обойтись, что туфтить на объемах опасно, а на длине прокладываемых снежных дорог и на расстояниях вывозки леса - безопасно, что тем самым мы снижаем комплексную норму выработки и облегчаем выполнение плана.
Я докладывал и следил за выражением лица Ретюнина. Он слушал мой доклад и настороженно следил за мной: не провоцирую ли я его? Но, поскольку я не требовал от него никакой подписи, он после некоторой паузы одобрил мое предложение. И, поверив, что я его не подведу, уже не вмешивался в мои распоряжения.


Ретюнин и его удивительный Лесзаг Косью

Ретюнин, с которым мне пришлось проработать в лагере четыре года - с 1937 по 1940 - только что освободился из заключения в Воркутлаге, где отбыл десять лет за бандитизм (ограбление банка – cmpax-u-pagocmb). Оставшись работать в Воркутлаге по вольному найму, он и получил назначение на должность начальника лесзага Косью. Он решил, что для угождения лагерным начальникам не стоит угнетать заключенных — лучше привлечь их на свою сторону и вместе с ними в удобный момент перейти к Гитлеру. А уж там он сумеет рассчитаться с этими сталинцами.
Я имел влияние на Ретюнина. Но немало сил и времени мне пришлось тратить на борьбу с двумя другими - с Гороховым и Дроздовым. Горохов был бывший белый офицер, активно боровшийся против советской власти, Дроздов - крупный сибирский кулак. Особенно злобным был Дроздов — человек твердый, решительный и безжалостный. Мне стоило большого труда в многодневных спорах доказать ему, что оппозиционеры были против сталинской политики в отношении колхозного движения и кулака. Сначала Дроздов и Горохов мне просто не поверили, потом, когда я привел им веские доказательства, их отношение к заключенным-оппозиционерам несколько смягчилось.
Заключенные в свободное от работы время могли ходить в лес или тундру, собирать ягоды, ставить силки на куропаток и зайцев, ловить в реке рыбу, даже ходить в деревню и покупать там продукты. Конечно, не так уж много сил оставалось после 80-часовой тяжелой работы в лесу, большую часть года на сильном морозе. И все-таки в Косью эта тяжелая подневольная работа в какой-то мере компенсировалась относительно хорошим питанием и, по сравнению с другими, некоторой свободой. "Кума" (оперуполномоченного) на нашем лагпункте почему-то не было - уж почему, не знаю, хотя единственным вольным среди нас шестисот был Ретюнин, да и тот - вчерашний заключенный.
(1937) Мои товарищи-воркутяне рассказали мне, как отбирались кандидаты на расстрел на Воркуте. Полагалось быть там закопанному и мне. Уже много позже, когда Кашкетин, закончив операцию, отбыл в Москву, Ретюнин рассказал мне, что трижды получал из Воркутлага радиограммы: "Немедленно отконвоировать на Воркуту з/к Абрамовича Исая Львовича". Конечно, ни о планах Сталина, ни о задании, полученном Кашкетиным, Ретюнин и понятия не имел. Но он знал, что на Воркуте производится отбор бывших оппозиционеров и, обладая здравым смыслом, справедливо полагал, что отбирают их не для награждения. Поэтому он, ничего не говоря мне, каждый раз отвечал Воркутлагу, что не может отправить Абрамовича "ввиду отсутствия конвоя".
На лесзаг прибыл другой этап, и в нем - пять уголовников. До этого в Косью уголовников не было, только политические и бытовики. Прибывшие урки немедленно начали шарить по тумбочкам, чемоданам и постелям, и все, что им нравилось, прибирать к рукам. Вернувшиеся из леса работяги обнаружили пропажу и бросились было бить урок. Ретюнин, однако, велел самоохранникам отвести их в изолятор, а затем отконвоировать в лагпункт Адьзва-Вам. Но урки не хотели уходить. Им здесь понравилось. Они решили использовать давно испытанный ими прием: в тот момент, когда их вызвали на этап, они прибили свои мошонки гвоздями к нарам, и у них, естественно, началось сильное кровотечение. Вызванный Буждан, впервые столкнувшийся с таким явлением, испугался заражения крови и сказал, что этап нужно отменить. Но Ретюнин хорошо знал уголовную среду и ее обычаи: сам был оттуда. Он явился в барак с клещами, собственноручно вытащил гвозди из мошонок, велел Буждану остановить кровотечение и наложить повязки, а самоохранникам приказал вести этап в Адзьву.
…неожиданно Ретюнин заинтересовался Шекспиром. В его трагедиях он увидел сильную личность и восхитился.
К моменту восстания Ретюнина, я уже был на свободе. Борьба шекспировских героев за власть возбудила желание выдвинуться на поприще борьбы с советской властью. Восставшие обезоружили нескольких самоохранников и двинулись в сторону Усть-Усы. На подавление были высланы воинская часть и самолеты.


В.Зубчанинов в мемуарах "Увиденное и пережитое":
"Я познакомился с начальником рейда Ретюниным. Он был из тех крестьянских парней, которых во время коллективизации судили как бандитов. Срок он отбывал на Воркутинских шахтах, где возглавлял одну из самых лучших горняцких бригад. В его избушке, стоявшей на высоких сваях, лежал томик Шекспира. Когда я взялся за него и раскрыл, Ретюнин сказал:
- Вот был человек! и наизусть стал декламировать:
Для тех, кто пал на низшую ступень,
Открыт подъём, им некуда уж падать.
Опасности таятся на верхах,
А мы внизу живем в надежде!


В докладной записке замнаркома внутренних дел Коми АССР П.А.Корнилов жаловался, что "без соблюдения производственных интересов заключенные “Рейда” почти каждый день получали по пол-литра молока...".

Из воспоминаний Рогачёва: "А что мы теряем, если нас и побьют? - рассуждал М.Ретюнин. - Какая разница, что мы подохнем завтра или умрем сегодня как восставшие... Я знаю, что нас всех хотят погубить голодной смертью... Вот увидите, скоро в лагерях один другого будет убивать, а до этого существующая сейчас власть всех заключенных по контрреволюционным статьям перестреляет, в том числе и нас - задержанных вольнонаемных".

Любопытен состав активных участников. Половина члены ВКПБ сталинского призыва 20-х, русские, настоящие или фальшивые троцкисты. У многих закончился 5-летний срок, но их не выпустили. Многие в начале 15-летних сроков. Половина – бытовики. Есть освободившиеся вольные.

План: 24.01.1942 заманить вохру мыться в баню, разоружить, переодеться, и идти по цепочке лагпунктов, разоружая сотрудников и присоединяя зэков. Первоначальное ядро мятежа – 30 человек. Главное условие – скрытность (чтобы как можно позже узнали, что уже весь Воркутлаг освобождён). Из 140 зэка к мятежу присоединилось 80, остальные получили тёплую одежду, продовольствие, и разбежались. Захвачено мало оружия (12 винтовок, 4 нагана). Сразу возникли проблемы (один из стрелков сбежал). Поэтому пришлось срочно выдвигаться в Усть-Усу для сохранения эффекта внезапности. (почему не преследовали стрелка?)
В Усть-Усе вместо того, чтобы по-тихому разоружать сотрудников (подойти вплотную в одежде вохры), восставшие зачем-то начали силовое подавление (рассчитывая на внезапность и численный перевес?) В итоге сотрудников они конечно перебили, но потеряли много времени в этих боях, а главное наделали шума, и когда подступили к самому ценному объекту (аэродром с двумя самолётами), пилот и охранник уже были готовы к нападению, и отбили его. В итоге потеряли в Усть-Усе 9 человек убитыми, 40 бытовиков их покинули (видя явную стратегическую неудачу), и из Усть-Усы их вышло уже не 109, а 40 человек. Захватили обоз с оружием (18 винтовок, 3 нагана, много патронов) – здесь всё прошло по плану, об обозе Ретюнин знал заранее и планировал его захват. Теперь все мятежники вооружены (67 стволов, 16 000 патронов). Захватили склад сельпо (мука, сахар, крупа) и пошли по оленьей тропе вдоль реки Лыжи к стадам, чтобы пересесть на оленьи упряжки.
Тем временем вохра берёт в колхозах оленьи упряжки и снаряжает стрелков закрыть проходы и окружить восставших. Одновременно пускают погоню по следам.
Отряд из 150 стрелков 28 января столкнулся с восставшими в оленьсовхозе в 70 км от Усть-Лыжи. Вохра понесла потери убитыми и ранеными. «По заявлению их банда вооружена сильнее их отряда, имеет пулемет и русские винтовки, прекрасно окопалась и ведет с специально сооруженных укрытий сильный огонь, а их отряд вооружен французскими винтовками, которые не стреляют, бойцы плохо одеты и почти все обморожены, сильно истрепаны 4-х суточным преследованием банды на морозе без сна и т.д. Поэтому, потеряв надежду на возможность уничтожения банды этим отрядом, они решили отступить до Усть-Лыжи, дать бойцам отдых на сутки и снова пойти на преследование». 72 бойца были перехвачены начальством («Когда я дал команду всем больным и обмороженным, неспособным вести бой с бандой пять шагов вперед, то в строю осталось лишь 8 человек»), а 28 человека с командирами не подчинились приказам и уехали в Усть-Лыжу. 30 января прибыло подкрепление и на преследование брошено 58 стрелков. Восставшие разделились на группы, чтобы легче было скрыться (зря, всё равно не скрылись, но с этого момента терпели поражения). 30 января окружили и ликвидировали группу в 5 человек (без потерь со стороны вохры). 1 февраля ещё 5 человек (снова без потерь). В тот же день в 175 км от Усть-Лыжи окружили 11 человек во главе с Ретюниным, бой длился сутки. Когда закончились боеприпасы, 6 человек вместе с Ретюниным застрелились, трое были убиты, двое взяты в плен. Так погиб шекспировский герой сталинской эпохи.

Абрамовича тем временем мобилизовали в армию.

Как стать офицером

...меня вызвал комиссар и просил, почему у меня нет офицерского звания, хотя высшее образование я имею.
— Вероятно потому, - осторожно ответил я, - что у меня нет специального военного образования.
— Ну, это пустяки, — сказал комиссар, — для вашей должности военное образование не нужно, а вот офицерское звание необходимо. Я подам рапорт в отдел кадров Закавказского Фронта о присвоении вам офицерского звания.

(как офицер он сразу получил отпуск и привёз в Оренбург чай, на который выменял у казахов продукты и накормил голодающую семью)

Небоевые потери

...на палубе группа матросов стада готовиться к обеду. Нарезали хлеб и колбасу, открыли банки с консервами, очистили копченую рыбу, расставили кружки и послали кого-то из своих за спиртом. Вскоре он явился с двумя бутылками, морячки разлили спирт по кружкам, разбавили водой и приготовились пить.
Я сидел рядом и заметил, что спирт не смешивается с водой, значит это технический спирт, пить его нельзя. Я сказал им: опасно, вылейте его к черту, можете отравиться. Но они от меня отмахнулись, и не успел я опомниться, как выпили и стали закусывать.
Прошло очень немного времени - и один из выпивших потерял сознание. Корабельный фельдшер не мог установить диагноза, но после того как я рассказал ему, в чем дело, дал радиограмму в Бакинский порт. Следование судна приостановили, к пароходу подплыл катер с врачами и военными следователями. К тому времени потеряли сознание все выпившие, а первый уже скончался.


Антисемитизм

Сталкивались они и с вещами похуже, например, с очень развитым среди оренбургских казаков антисемитизмом. Роза рассказывала, что по утрам, когда она шла на работу, соседские подростки, ребята лет 14-15 забавлялись тем, что кричали ей вслед:
— Сарочка, хочешь курочку?
Она, разумеется, не отвечала. Но, наконец, это ей надоело, и однажды она, внезапно повернувшись к маленькому хулигану, сказала:
— Хочу. А ты разве курочку не хочешь?
— Нет, - сказал он твердо.
— Ну, тогда ешь говно!
— Как, почему говно? - растерянно пробормотал он, но уже больше не приставал.


Космополитизм

В мае 1948 года, после того, как образовалось государство Израиль, началась война между евреями и арабами. Советская пресса сначала освещала эти события в тоне сочувствия по отношению к Израилю и израильтянам, но когда появились заявления от советских евреев с просьбой разрешить им выезд в Израиль для участия в войне против арабов, Сталин воспринял это как проявление антипатриотизма и антисоветизма. Тех, кто подал такие заявления, стали снимать с ответственных постов и просто увольнять с работы, а некоторых обвинили в сионизме и арестовали. С этого, говорят, и началась кампания против евреев, вошедшая в историю под псевдонимом "борьбы с космополитизмом".

Делегация из Израиля

(1950) По рассказам одного из работников министерства, который всю предысторию этого дела шал лично от И.А. Лихачева, произошло следующее. Из Израиля приехала делегация. После встречи на верхах, гостей принял директор ЗИСа Лихачев, и для осмотра цехов прикомандировал к ним своего помощника. И тут кто-то из гостей спросил Единова, не еврей ли он. Да. А много ли на заводе евреев? А среди руководящих работников? Таких набралось немало. Делегация, вернувшись в Израиль, напечатала отчет о своей поездке в одном из журналов, что на крупнейшем советском автозаводе в Москве на руководящих должностях работает много евреев и что евреи вообще занимают ведущую роль в советском автомобилестроении. При этом называлось много фамилий.
Отчет этот в Москве перевели на русский язык, и кто-то из помощников показал его Сталину. Тот пришел в бешенство и распорядился... арестовать всех упомянутых в отчете евреев, а также тех, кто был с ними связан в министерстве.


Второй срок

Я встретился на пересылке со многими старыми воркутянами и v знал, что они, отбыв свой срок и оставшись работать на Воркуте по вольному найму, в 1948-50 году были повторно арестованы и получили дополнительный срок от 5 до 10 лет.

Психология коммуналки

Проектированием строительства в Павлодаре занималось множество проектных организаций, и каждая проектировала по-своему: Моспроект - для комбайнового завода, Ленпроект - для алюминиевого, Гипротранс - для транспорта, и т.д. И каждая организация планировала строительство жилых массивов вблизи своих предприятий. В результате город рассыпался на от дельные, оторванные друг от друга пятна и куски, между которыми образовывались пустыри.
Городские власти справедливо возражали против этого. Они выдвигали идею комплексной планировки и застройки города с общим транспортным узлом и портом, водопроводом и канализацией, с общей перспективой развития города, по крайней мере, лет на 25. Идея была тем более верной, что кроме двух строившихся заводов, в Павлодаре пятилетними планами намечалось еще строительство крупных нефтеперерабатывающих и химических предприятий и других объектов, в том числе нескольких тепловых электростанций.

Я выступил с компромиссным предложением - и оно было принято - разбить строительство города на две стадии. На первой стадии не сносить старые дома (процедура затяжная и дорогостоящая, связанная с выплатой компенсаций владельцам домов и предоставлением им жилой площади в новых домах), а заложить дома на прилегающих к заводам пустырях. На второй же стадии вести строительство, постепенно продвигаясь от окраин к центру существующего города, постепенно снося существующую застройку и на ее месте возводя многоэтажные жилые дома и культурно-бытовые здания.


Об оттепели

Если вдуматься в речи НС. Хрущева и Ильичева, произнесенные ими на этих совещаниях, то создается такое впечатление, что хрущевское руководство стремилось сохранить в неприкосновенности всю сталинскую практику, за исключением разве что некоторых излишеств в карательной политике.

Троллинг Эренбурга

Эренбург пишет в «Известия» (1963 год):
"...писатели и журналисты в Москве мучительно воспринимали аресты того или иного человека, в невиновности которого были убеждены."
В. Ермилов там же ему отвечает:
"Какой же облик советских людей предстает перед молодежью в письме И. Эренбурга? Получается, большинство знало о том, что именем Сталина творится зло, что массовые репрессии являются необоснованными, — знало и молчало.»


Коган

Хрущёв: "Когда была окружена группировка Паулюса... позвонил мне член военного совета 64 армии З.Т. Сердюк и говорит, что среди пленных, захваченных со штабом Паулюса, оказался бывший инструктор киевского городского комитета комсомола Коган.»